Категория | Content

Как мы поддерживаем наши ложные убеждения

Как мы поддерживаем наши ложные убеждения

Источник Science Daily, 23 августа 2009 года

Перевод Романа Фролова

ScienceDaily (Aug. 23, 2009) – В исследовании, опубликованном в последнем номере журнала Sociological Inquiry, социологи из четырех крупнейших исследовательских институтов исследуют один из наиболее любопытных аспектов президентских выборов 2004 года [в США]: силу и устойчивость убеждения многих американцев в том, что Саддам Хуссейн был связан с террористическими атаками 11 сентября 2001 года.

Хотя это убеждение и оказало влияние на результаты выборов 2004 года, ученые утверждают, что оно проистекает не из бушевской ропаганды, но из крайней необходимости для многих американцев найти оправдание уже идущей войне.

Находки авторов могут пролить свет на причины того, почему некоторые люди формируют ложные убеждения, например, касающиеся преимуществ или недостатков реформы здравоохранения или же в отношении вопроса о гражданстве президента Обамы.

Исследование под названием «Тому должна быть причина: Осама, Саддам и придуманное обоснование» называет подобные безосновательные убеждения «серьезным вызовом для демократической теории и практики» и изучает как и почему они поддерживались столь большим числом избирателей в отсутствие каких-либо подтверждающих доказательств.

Соавтор работы, д-р Стивен Гоффман, лектор-профессор социологии в Университете Баффало, рассказывает: «Наши данные в значительной мере поддерживают когнитивную теорию, известную под названием «мотивированного размышления», которая предполагает, что вместо рационального поиска информации, которая могла бы подтвердить или опровергнуть какое-либо убеждение, люди активно ищут информацию, которая лишь подтверждает то, во что они уже верят.»

«На самом деле», продолжает ученый, «люди по большей части просто игнорируют противоречащую информацию».

«Наше исследование демонстрирует способность избирателей создавать сложные рационализации, основанные на ошибочной информации», объясняет Гоффман.

Хотя ранее многочисленные исследователи обвиняли администрацию Буша в распространении ложной информации и инсинуациях, данное исследование спорит, что главная причина ошибочного восприятия дела о связи Саддама Хуссейна и терактов 11 сентября заключается не в наличии или отсутствии аккуратных данных, но в желании респондентов верить в информацию определенного толка.

«Наш главный аргумент заключается в том, что люди глубоко привязываются к своим убеждениям», говорит Гоффман. «Мы формируем эмоциональные привязанности, которые постепенно целиком погружаются и «обволакиваются» нашей личностью и чувством морали, независимо от фактической состоятельности этих убеждений. Ранее проблема заключалась в том, что теория «мотивированных размышлений» подтверждалась лишь экспериментальными результатами, полученными в искусственной обстановке. Мы решили, что пришло время проверить, выдержит ли она испытание данными, полученными в результате контактов с настоящими избирателями у них дома, на работе, в ресторанах, офисах и т. д.»

Исследование основывалось на опросах и интервью, которые проводились самим Гоффманом и другими авторами: д-ром Моникой Прасад, ассистентом-профессором социологии Северо-Западного Университета; аспирантами из Северозападного Университета Кайрен Безила и Кэйт Кайндлбергер; д-ром Эндрю Перрин, адъюнкт-профессором социологии из Университета Северной Каролины в Чапел Хилл; и аспирантами из Университета Северной Каролины Кимом Мантурук, Эндрю Р. Пэйтон и Эшли Смит Паурс (последний в настоящее время занимает должность ассистент-профессора политических наук и психологии в Миллсапс Колледже).

Данное исследование изучает проблему «серьезного вызова демократической теории и практике, возникающего, когда граждане, оперирующие неверной информацией, не в состоянии формировать разумные предпочтения или оценивать предпочтения других.»

Одно из наиболее любопытных «ложных убеждений» президентской кампании 2004 года, по словам исследователей, это сильная и устойчивая вера многих американцев в то, что Саддам Хуссейн был связан с террористическими атаками 11 сентября 2001 года.

Гоффман говорит, что в ходе президентской кампании 2004 года несколько опросов показали, что большинство респондентов были убеждены в том, что Саддам Хуссейн был частично или в значительной мере ответственен за атаки 11 сентября, причем процент верящих в это уменьшался очень медленно, снизившись ниже отметки в 50% лишь к концу 2003 года.

«Ложное представление о том, что Хуссейн был ответственным за террористические атаки на башни-близнецы было очень устойчивым, несмотря на то, что все доказательства указывали на отсутствие связи», сказал Гоффман.

Исследовательская группа использовала методику под названием «интервью–задача» в группе избирателей, убежденных в связи между Саддамом и 11 сентября. Исследователи представляли испытуемым все имеющиеся в наличии доказательства такой связи вместе с доказательствами того, что связи нет, и затем побуждали респондентов обосновать их мнение по данному вопросу. Для всех респондентов, за исключением одного, представленные неоспоримые доказательства об отсутствии связи между Саддамом и терактами не оказали никакого влияния на их аргументы в пользу этой связи.

Анализируя представленные испытуемыми обоснования в пользу связи между Хуссейном и 11 сентября, исследователи выявили одну неожиданную закономерность – вера в такую связь помогала респондентам понять причины решения администрации Буша начать войну против Ирака.

«Мы называем это «выведенным обоснованием»», говорит Гоффман, «потому что факт нашего нападения на Ирак заставил этих избирателей искать оправдание для этой войны post-hoc»

«Просто-напросто, люди придумывают оправдания для нашего участия в войне уже после того, как она началась», говорит Гоффман.

«Одна из наиболее интересных вещей здесь, как с перспективы электоральных предпочтений, так и, в более общем плане, в контексте демократической теории, это то, что мы не нашли доказательств, что люди были настолько одурачены кампанией инсинуаций, что они начали самостоятельно и активно выстраивать причинно-следственные связи и искать обоснования несуществующим взаимосвязям.»

«Все указывает на то, что они просто хотели верить в такую связь», продолжает профессор, «потому что она помогала им понять происходящее. Следовательно, способность избирателей создавать сложные рационализации, основанные на ложной информации, в независимости от того, хорошо это или плохо для демократической практики, по-меньшей мере демонстрирует замечательный творческий потенциал наших избирателей.»



Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.