Категория | Content

Эдмунд Коннели: Обезглавливание

Обезглавливание

Эдмунд Коннели

Оригинальное эссе было опубликовано 31 августа 2009 года в Западном Обозревателе.

В поистине леденящем кровь трактате об израильско-американском плане по устранению лидеров иракского национализма, удалившийся от дел социолог Джеймс Петрас описывает сам план и его результаты.

Под заголовком «Война США против Ирака: разрушение цивилизации», книга Петраса документирует как «высшие сионистские политики, стимулировавшие войну, поначалу не намеревались систематически уничтожать то, что по сути было всей иракской цивилизацией. Но планирование и поддержка ими оккупационного режима включали полный демонтаж государственного аппарата Ирака и использование израильских советников-«экспертов» для управлении страной. Другими словами, «демонтаж светской гражданской бюрократии и армии был спланирован сионистами в администрации Буша для усиления израильского влияния в регионе».

Я хотел бы порекомендовать читателям ознакомиться хотя бы с одной из четырех его совершенно незаменимых книг, проливающих свет на великое могущество сионистов в Америке и во всем мире.

Данное эссе иллюстрирует древнюю как мир стратегию нейтрализации вражеской нации путем отбрасывания ее в более примитивное состояние. Петрас пишет:

«Стратегия «разделяй и властвуй» и опора на ретроградные социальные и религиозные институты представляют собой наиболее распространенные и известные методы покорения и подчинения единого и развитого национального государства. Расчленение национального государства, разрушение национального сознания, и стимулирование примитивных этно-религиозных, феодальных и региональных настроений требует систематического уничтожения принципиальных источников национального сознания, исторической памяти и светской научной мысли. Провоцирование этно-религиозной ненависти разрушило как брачные связи между общинами, так и сами смешанные общины и социальные институты, вместе с их традиционно крепкими дружескими и профессиональными связями между представителями разнообразных групп. Физическое устранение академиков, писателей, учителей, интеллектуалов, ученых и профессионалов, а особенно врачей, инженеров, адвокатов, юристов и журналистов сыграло решающую роль в установлении этно-религиозного режима под контролем колониальной власти.

В процессе обеспечения долговременного доминирования и поддержки этно-религиозного марионеточного правительства, вся существовавшая прежде культурная инфраструктура страны, являвшаяся базисом независимого светского национального государства, была физически уничтожена США и его иракскими прислужниками. Разрушались библиотеки, бюро переписи населения, разнообразные хранилища имущества и судебные архивы, санэпидемстанции, лаборатории, школы, культурные центры, медицинские заведения, и, самое главное, искоренению подвергался научно-литературно-гуманистический социальный класс профессионалов. Сотни тысяч иракских специалистов и их семей были выдавлены террором во внешнюю или внутреннюю эмиграцию. Все финансирование национальных светских, научных и образовательных институтов было прекращено. Отряды смерти занимались систематическими убийствами тысяч ученых и квалифицированных специалистов, заподозренных в малейшем несогласии с режимом, в приверженности национальной идее, в патриотизме. Каждый, обладающий минимальными способностями для восстановления республики, был помечен».

Но что особенно притягивает внимание, так это убежденная настойчивость Петраса в том, что мы стали свидетелями предумышленного «систематического истребления интеллектуалов Ирака». Внимательный читатель немедленно распознает эту варварскую тактику, которая и прежде была использована тем же племенем в больших или меньших масштабах.

Например, как это великолепно показал Юрий Слезкин в своем «Еврейском Столетии», во время и после большевистской революции в России, в большой своей части еврейское коммунистическое руководство физически уничтожило миллионы своих конкурентов не-евреев: политиков и представителей русского среднего и высшего среднего классов. Слезкин даже обозначил таких евреев «добровольными сталинскими палачами», тему, которую недавно подхватил и Кевин Макдональд. И неудивительно, поскольку, как повествует Слезкин, цитируя Леонарда Шапиро, «всякому, кто имел несчастье попасть в руки ЧК, имел высокую вероятность оказаться перед еврейским следователем или быть им растрелянным». Приблизительно двадцать миллионов не-евреев погибло в тот ужасный период.

Другим примером уничтожения элиты завоеванной нации является Катыньское побоище, которое, как это признает даже иногда щепетильная Википедия, «было массовым убийством тысяч польских офицеров, полицейских, интеллектуалов, и гражданских пленных советским НКВД. … Число жертв оценивается примерно в 22,000».

Томислав Суник, автор «Homo Americanus», родился и вырос в коммунистической Восточной Европе, и знает о последствиях этой геноцидной стратегии для не-евреев тех стран не по наслышке. В одном из интервью на своем радио шоу, он заметил, что удар ведомого евреями коммунизма нанес колоссальный генетический урон населению региона, указывая на преднамеренность так же однозначно, как и то, что происходит сегодня на наших глазах в Ираке. Как отмечает Суник, результатом стал «аристоцид»:

«Хотя истинное число жертв Блейбургского побоища в 1945 году является предметом эмоциональных дебатов, одно совершенно ясно: Блейбург означал насильственное исчезновение среднего класса Хорватии.

Термин «аристоцид» вошел в английский словарь благодаря Натаниэлю Уэйлу, в прошлом американскому коммунисту еврейского происхождения, ставшему знаменитостью в пятидесятых годах двадцатого века после его обращения в радикального антикоммуниста и яростного обличителя прежних товарищей. В эссе «Зависть и аристоцид», Уэйл пишет о том, как зависть побуждает менее интеллегентных людей к преступному поведению и злонамеренности.

Концепция аристоцида, выдвинутая Уэйлом, облегчает понимание настоящих причин кровожадного поведения югославских коммунистов, которые сразу же после окончания войны в Европе учинили гигантскую волну убийств представителей этнических средних классов Хорватии, Сербии, и Германии. В процессе безостановочных репрессий, югославская тайная полиция ОЗНА и УДБА была мотивирована не столько идеологией, т. е. знаменитой «классовой борьбой», сколько изначальными эмоциями и знанием того, что многие антикоммунистические и националистические хорватские интеллектуалы были красивее, умнее и честнее, чем их противники».

Один из наиболее захватывающих примеров преднамеренного истребления людей с высоким интеллектом описан в эссе исследователя Библии Ричарда Фоссетта «Раса и религия: точка зрения католика», опубликованного в журнале «Раса и будущее Америки» под редакцией Сэма Фрэнсиса. Несмотря на то, что предмет исследования Фоссетта происходит из Ветхого Завета, его социологический анализ выполнен по стандарту теории о групповых эволюционных стратегиях Кевина МакДональда, эволюционного психолога.

Фоссетт повествует о том, как царь Персии Кир позволил иудейскому народу восстановить их храм в 538 г. до н. э. «Отец истории», Геродот, родившийся в 485 г. до н. э., и завершивший свой монументальный труд «История» около 425 г. до н. э., примерно через столетие после того, как Кир прекратил Вавилонский плен. В «Истории», Геродот так иллюстрирует варварские обычай библейской древности:

«[Периандр] послал агента к Трасибилусу с вопросом о том какой вид власти нужно установить, чтобы наилучшим образом управлять государством. Трасибилус взял этого агента вместе с собой для загородной прогулки, в поля, засеянные злаками. По мере того, как они шли по полю, он продолжал расспрашивать агента, заставляя его снова и снова повторять зачем его прислали из Коринфа. И каждый раз, когда генерал замечал колос, растущий выше остальных, он обрывал его и отбрасывал прочь. И так они бродили до тех пор, пока он не уничтожил все самые лучшие, самые высокие растения. После этого Трасибулус отослал гонца обратно, не дав ему никакого совета. Когда этот человек вернулся в Коринф, Периандр стал нетерпеливо выяснять, что же ему порекомендовал Трасибулус, но агент заявил, что тот ничего не передал на словах. Он даже выразил свое удивление по тому поводу, что Периандр послал его к подобному человеку, к сумасшедшему, уничтожавшему свою собственность, и он описал, чему стал свидетелем. Однако Периандр понял смысл действий Трасибулуса. Он сообразил, что тот советовал ему убивать выдающихся граждан, и с тех самых пор он обращался со своими людьми с неослабляющейся жестокостью.»

Фоссетт продолжает описание того, как вооруженные противостояния между племенами в 6 веке до н. э. иногда приводили к «убийствам лучших людей из своего собственного народа и к такому же или более утонченному геноциду народов покоренных» (выделение добавлено). Дальше он приводит пример того, как персы третировали ионийцев:

«Когда бы персы не захватывали один из островов, они «тралили» обитателей. Траление происходило путем формирование живой цепи из солдат, взявшихся за руки, через весь остров с севера на юг, которая затем прочесывала остров по всей длине и отлавливала население…

Когда они [персы] покоряли населенные пункты, они отбирали наилучшей внешности мальчиков и девочек. Мальчиков кастрировали, отрезая им яички и превращая их в евнухов, а девочек отсылали в подарок своему царю.»

После этого победители отдавали земли ионийцев другим племенам. «Практически, ионийцы были «искореняемы»… Группы, представлявшие из себя потенциальную угрозу были покоряемы и «приручаемы».»

Ну ладно, 6 век до н. э. был давно. Но что, если похожая стратегия снова приведена в действие, и мы, Белые, являемся мишенью на этот раз? Лично я полагаю, что существует предостаточно доказательств в качестве основания для тревоги. Например, в прошлом году я опубликовал статью в «Западном Обозревателе» под названием «Добровольный палач для «Вашингтон Пост»?», что пришлось чрезвычайно не по душе Антидиффамационной Лиге.

В том эссе я рассказал, как один из колумнистов Вашингтон Пост утверждал, что «белый цвет – это огромная пробема». Заявления подобного рода в печатной прессе сильно беспокоят меня, особенно с учитом знания о радикальных переменах, постигших Россию около века тому назад и приведших к рекам не-еврейской крови. Сегодня евреи сильно возвысились в Америке. И это является зловещим признаком, поскольку, как заметил Кевин МакДональд, «если и есть урок, который совершенно необходимо выучить, так это то, что евреи не просто стали элитой, но что они стали враждебной элитой – враждебной к традиционным народам и культурам во всех трех областях, где они достигли доминирования.»

Позже Макдональд развил данную тему, отметив, что нынешний американский режим «поддерживается в меньшей степени грубой силой, чем непрестанной, чрезвычайно изощренной, и ошеломительно эффективной кампанией, направленной на ограничение политической и культурной активности общества в очень узких и жестко контролируемых пределах.» Пока нет необходимости в насильственные смертях от рук коммунистов, и диссидентов «пока еще не запирают в тюрьмах и не забивают дубинками, но тихо игнорируют и вытесняют за рамки политического поля. Или же их публично унижают, и, по мере возможности, лишают средств к существованию.»

Однако в «Homo Americanus» Суник воображает гораздо худший сценарий для группы потенциальных жертв: «Так, для поддержания функционирования будущего американизированного общества, устранение миллионов лишних граждан может стать социальной, и, возможно, экологической необходимостью.» МакДональд идентифицирует какие части общества могут стать подлежащими устранению «и, следовательно, заслуживающими уничтожения руками американских эквивалентов еврейской элиты Советского Союза, тех, кто в свое время прибыли на остров Эллис вместо Москвы.» Это – белые европейского происхождения, обитающие на просторах американской нации, особенно в так называемых «красных штатах.»

Вы говорите, что этого не может случиться в старой доброй Америке? Ну почему же тогда мы читаем такие истории как «Боевое подразделение Армии подготавливается для развертывания внутри США»? Далее, почему Армия имеет нечто под названием «Боевое руководство №FM 3-14.40»? Взгляните – и вы сможете узнать все об «операциях военной полиции по интернированию/переселениям.»

Возвращаясь назад к Джеймсу Петрасу и Ираку, читаем: «США приняло решение адаптировать и расширить тайные операции израильского Моссада по убийствам избранных ключевых иракских ученых в промышленном масштабе.» Почему же сочетание слов «убийство» и «промышленный масштаб» в одном предложении вызывает у меня такой ужас?

В любом случае, даже если моему воспаленному воображению нужен отдых, вокруг нас достаточно доказательств того, что мы, белые, «подвергаемы искоренению» из наших земель прямо сейчас. Например, один житель Калифорнии, следящий за демографическими тенденциями, обращает внимание на «Внутреннюю Империю», область из двух графств к востоку от Лос-Анжелеса. В прошлое воскресенье Нью-Йорк Таймс триумфально отпрофилировал то, что происходит в этом четырехмиллионном анклаве.

По мере того, как прибрежные районы вокруг Лос-Анжелеса становятся нереально дорогими, многие белые перебираются в более дешевые районы Внутренней Империи, что уже привело к утроению популяции. Точно также, как это происходило везде в Южной Калифорнии, латиноамериканцы следуют за белыми, как Таймс задокументировал в отношении Долины Морено. По данным моего источника, подавляюще белые области, такие как Темекула и Долина Мурриэта также подвергаются «мексиканизации».

Стив Сэйлер добавил свой взгляд на эту печальную историю. Уровень банкротств по ссудам на покупку домов настолько велик, пишет Сэйлер, что этот регион превратился в «эпицентр кредитного кризиса». Мой источник поделился со мной, что, по мере того, как возможность трудоустроиться на хорошо-оплачиваемую работу уменьшается с каждым днем, «уровень банкротств по кредитам взмывает до небес.»

Огромные дома пустеют, их затем покупают для сдачи в аренду, что привлекает мексиканские семьи. «В этих средних школах мексиканцы и цветные станут большинством через несколько лет. Это тот пример, что повторяется по всей Калифорнии. Демографический профиль объединенного школьного округа Долины Мурриэта повествует грустную историю вытеснения белых.»

Например, от 63.2% в 2001/2002 годах, доля белых студентов упала до 50% два года назад. Таким образом, он заключает, «мы минули точку невозврата здесь в Южной Калифорнии.»

Минули ли мы «точку невозврата» для Америки в целом?



Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.