Три всадника эволюционного Апокалипсиса, часть 2, Порнография
Три всадника эволюционного Апокалипсиса, часть 2, Порнография
  • сб, 01/12/2013 - 23:49

Томас Уайт

Оригинальное эссе было опубликовано 15 декабря 2009 года в The Occidental Quarterly online.

 

В предыдущей части мы взглянули на особый сбой в системе контроля за уровнем потребления пищи, что позволяет нашим доисторическим стремлениям к накоплению жира довести до постоянного ожирения столь многих индивидуумов, обитающих в современном мире аграрного изобилия. В этой части мы исследуем возможно самый едкий набор фальшивых сигналов в нашем мире, порнографию.

Вначале полезно исследовать собственно природу сексуальности, в особенности мужской сексуальности. Функционирование всех изумительных электронных чудес нашей эпохи возможно из-за одного простого физического закона: ненасытного желания электронов двигаться от катода к аноду. Они всегда избирают путь наименьшего сопротивления, и электрические инженеры эксплуатируют это физическое свойство для производства всего - от простого вентилятора до компьютера, на котором я пишу эту сталью.

Неоспоримо, что сексуальное желание белого мужчины является двигателем истории. Гений белого человека происходит из вызванного тестостероном состояния ума в комбинации с достаточно-высоким средним IQ и более высокой способностью популяции производить гениев из-за большей вариабельности. Вполне может быть, что белые мужчины занимают генетическую золотую середину разумно-высокого тестостерона (по сравнению с мужчинами из Северо-Восточной Азии) и разумно-высокого IQ, и именно этот баланс предоставляет Западным обществам преимущество перед Восточными цивилизациями, несмотря на более высокий IQ последних. У нас есть как способности, так и желание совершать великие дела.

Представляет интерес, что может произойти с обществом (с любым обществом, а не только с Западным), где мужчины могут получать сексуальное удовлетворение наиболее живописного сорта по требованию, постоянно, и без усилий. Сравните подобную ситуацию с многочисленными средневековыми историями о неконсумированной любви между замужней леди и рыцарем, отношениях более чем платонических, но менее чем открыто романтических, и о великих делах благородных рыцарей, воодушевленных подобными отношениями. Как и поток электронов в Айфоне, сексуальное удовлетворение в таких отношениях было строго экономизировано для оптимизации достижения настоящей цели всего предприятия: совершения великих подвигов.

Исторические западные ограничения в отношении секса фактически представляют собой скорее свидетельства власти секса, а не щепетильности или стыдливости населения. Как сказал Соломон (Притчи 6:27), «Может ли кто взять себе огонь в пазуху, чтобы не прогорело платье его?»

Что произойдет, если я разберу мой Айфон и соединю катод батареи с анодом при помощи маленькой медной проволоки? Ток предпочтет путь наименьшего сопротивления и все хорошее, что производится путешествием электронов по более трудному пути, будет потеряно. До какой степени соблазн неограниченной по требованию порнографии, а в такой ситуации сейчас находится каждый подсоединенный к интернету мужчина, высасывает энергию, необходимую для того, чтобы растить семьи и продвигать технологию к новым фронтирам?

Как сторонник человеческой микроэволюции, я знаю, что стимулы имеют значение, а сексуальные стимулы в особенности. Некоторые особи выживают, и часть из них размножается. Секс является сигнальной системой, которая по идее вознаграждает размножение, и, в силу исключительной эволюционной важности размножения, сексуальная сигнальная система является настолько мощной и доставляющей такое удовольствие. Это также означает, что любое перекручиваение проволочек в этой системе неизбежно приведет к колоссальным негативным последствиям.

Порнография предоставляет способ достижения сексуального вознаграждения в отсутствие какой-либо полезной деятельности. Ни размножения, ни любви или преданности между мужем и женой, являющихся пререквизитами для здорового психологического развития детей.

Порнография, посредством своего бесконечного разнообразия, даже в состоянии предложить больше удовольствия, чем моногамный секс, нажимая кнопку перемотки назад на нашем эволюционном развитии.

Белые мужчины сидят на краю эволюционного обрыва. Мы способны к высокозатратному взращиванию и воспитанию детей (т. е. к моногамии), необходимому для поддержания нашей цивлилизации, но до сих пор ощущаем давление со стороны наших низших эволюционных предков. Мы не здесь и не там, и это напряжение между r и К – стратегиями вездесуще. Достаточное сопротивление темным силам r было затруднительным даже в наших традиционных средневековых деревнях, где соблазны охлаждались угрозой социального остракизма за неподчинение, как бы сортом само-принуждающего социального контракта, направлявшего деревню по прямому и узкому К – маршруту. Сегодня же r преследует нас на каждом шагу, везде, постоянно соблазняя генетическими особями, сфабрикованными с помощью технологии для эксплуатации наших сексуальных предпочтений за пределами нормы реальной жизни. Порнография предлагает бесконечное разнообразие - ключевое вознаграждение, присущее r – стратегиям. Но это «разнообразие» весьма отлично от того, которое можно было встретить в средневековой деревне. Позвольте мне объяснить.

Порно – это индустрия, уникально совпадающая с сильными сторонами евреев. Для достаточной продуктивности, она требует такого уровня эксплуатации и жестокости по отношению к женщинам, на который не способны большинство белых мужчин (в достаточных количествах для доминирования в этой индустрии). Для этого нужна жестокая, средне-восточная, женоненавистническая религия и культура, чтобы производить эти вещи. Еврейское доминирование ведет и к другим последствиям.

Один мой друг однажды обратил внимание, что дегенеративность пьес и мьюзиклов Бродвея, сегодня, можно сказать, обуянными различными сексуальными извращениями и парафилиями (особенно гомосексуальностью), не могут быть объяснены гомосексуальным рынком, поскольку всего лишь 10% еврейской популяции являются гомосексуалами. Он упомянул, что основной потребительский рынок для продукции Бродвея – это гетероскесуальные евреи, и в этом мы обнаруживаем одно из ключевых различий между евреями и не-евреями. Многие евреи-гетеросексуалы наслаждаются зрелищем гомосексуалов, трансвеститов и других отборных уродцев, скачущих вокруг сцены, поющих и танцующих в притворной насмешке. То, что вызывает отвращение у гетеросексуальных европейцев, развлекает еврейских мужчин.

Так что разнообразие, которое требует рынок порно, неизбежно будет еврейским разнообразием. Некоторые крестоносцы, сражавшиеся против порнографии, утверждали, что процесс оргазма, с его интенсивным химическим вбросом в мозг, вызывает постоянное запечатление сексуального стимула в памяти. Если это так, то стада Западных мужчин имеют в своих умах запечатленные сексуальные стимулы, произведенные еврейскими сексуальными отклонениями.

Так, насытив бесконечный аппетит r, можно с легкостью избавиться от К – стратегии. С точки зрения мозга рептилии, секс происходит часто и с партнерами высокого качества. Зачем беспокоиться, пытаясь ублажить жену, реальную женщину с рубцами растяжек, с нуждами, мнениями и, возможно, с целлюлитом?

Увы, но даже виртуальные партнеры являются не теми, за кого они себя выдают. Внедрение технологии по изменению голоса (электроника, позволяющая представить «талант» и другие «достоинства» помимо способности петь на мировом уровне – подумайте о Бритни Спирс – может сделать голос идеальным) революционизировало поп-музыку. Подобным же образом, новые фильтры и алгоритмы видео-монтажа, приходящие на онлайн-рынок, способны сделать человеческие тела выглядящими лучше, глаже и более «живыми» и желаемыми, чем в реальной жизни.

Но что насчет К – стратегии? Просто-напросто, меньшее число мужчин будет способно успешно преследовать ее в наше время, будучи скомпроментироваными внутренне соблазнами r через порнографию, и внешне через враждебное, феминистическое общество и легальное окружение, как это продемонстрировал Ф. Роджер Девлин. Часть психологической привлекательности порнографии – это снабжение мужчин вымышленными женщинами, заинтересованными лишь в самоотверженном предоставлении сексуального удовольствия. Феминизм, и, я думаю, что Девлин согласится со мной, имеет одним из своих эффектов то, что женщины стали более сексуально-эгоцентричны, что, возможно, привело к уменьшению числа нормальных, сексуально-удовлетворяющих отношений между мужчинами и женщинами.

Этот контраст между доступными порнографическими женщинами и часто холодным и жестоким поведением верхних 75% женщин, презрительно отвергающих низшие 75% мужчин в современной сексуальной дистопии, делает порнографию все более желанной для среднего мужчины. Мужчины с их r – предрасположенностью заходят слишком далеко в своих недостижимых порнографических сексуальных фантазиях, но тем не менее существует и популяция мужчин, которые были бы более удовлетворены женой из плоти и крови, если бы та не ложилась под ближайшего альфа-самца.

Все это рисует мрачную картину, и она становится все темнее. Можно себе представить, что ожиревший, привязанный к порно белый мужчина периодически рефлектирует о своей реальности и становится несколько расхоложенным, возможно, даже в достаточной мере, чтобы воодушевить себя к какой-либо разновидности стоицизма для улучшения своей жизни, насколько это возможно среди руин. Но одним щелчком мыши он может отправиться в самодостаточный мир видео-игр, и получить еще один набор фальшивых сигналов адаптированности, достаточный для погашения недовольства.

В следующей части мы взглянем на видео-игры и на мои размышления о том, как вести полноценную жизнь, сопротивляясь соблазнам поздней, великой и дистопичной Американской империи.


Related Posts

About author

Аватар пользователя admin