Черный Рыцарь
Черный Рыцарь Ответ Егору Холмогорову
  • вс, 01/13/2013 - 15:25

Ответ Егору Холмогорову

Иван Смирнов

Егор Холмогоров истерически ругается и называет идиотами всех тех, кто полагает, что от действий Андерса Брейвика может быть польза для европейского национализма и, в конечном итоге, для еврпейской цивилизации. Но даже поверхностной рефлексии и знания об особенностях скандинавской политики и о состоянии дел в Норвегии вообще достаточно, чтобы понять, что Холмогоров заблуждается и ругается совсем напрасно. И вот почему.

Отстраняясь от простой человеческой оценки хладнокровно учиненной бойни и размышляя о ее причинах, целях и последствиях, мы увидим, что впервые предательским элитам Запада, а в данном случае Норвегии, пришлось распробовать пилюлю, которую они последовательно на протяжении нескольких десятилетий вбивают в глотки своим народам. Элита впервые заплатила за свои действия.

Это стоит повторить.

Элита впервые заплатила за предательство своего народа.

Но вначале несколько слов о личности Брейвика. Вообще, личность Брейвик представляет собой эталон нордического характера – сильный и достаточно подвижный и уравновешенный тип нервной деятельности. Он исключительно хладнокровен и последователен, человек с бульдожьей хваткой и способностью довести до конца самое неприятное дело. У него высокий интеллект, что доказывается всеми его действиями и многолетней подготовкой к ним. Немаловажно, что для финансирования своего «проекта» он основал успешный бизнес и заработал на нем миллионы (в норвежских деньгах). Многие ли могут похвастаться такими способностями? Где Брейвик идеологически? Манифест изображает его весьма разумным консерватором европейского толка, культурным христианским националистом, филосемитом, но никак не этническим или расовым националистом. Брейвик превосходно понимает, откуда растут ноги у европейских проблем, хотя его способ решения этих проблем весьма экстравагантен. Любопытно, что подробно изучая основателей культурного марксизма и марксизма вообще, он все же декларирует свою лояльность Израилю. Возможно, хотя я в этом сомневаюсь, он не искренен по этому вопросу.

Теперь о действиях Брейвика. Нужно понимать, что объекты, атакованные «тамплиером», исключительно хорошо и тщательно подобраны. Здесь речь идет не о бессмысленном кровавом побоище, какие учиняли маньяки в давнем и совсем недавнем прошлом. Он не атаковал случайных людей или инфраструктуру. Он не уподобился исламским «героям»-террористам, убивавшим простых людей, как они делают это повсеместно – в России, Британии, Испании, Индии - везде. Брейвик целенаправленно бил в сердце предательской норвежской элиты. Он атаковал правительственное здание, где правители от радикально-левой Рабочей партии вынашивают и осуществляют планы по замещению норвежского народа иммигрантами из стран Третьего мира. Он атаковал элитный лагерь этой же Рабочей партии, «комсомольцев» Норвегии (ходят слухи, что этот лагерь свои в шутку называли лагерем «ленинской молодежи»). Там собирались подростки – дети истеблишмента, которые в будущем займут места своих родителей в политике. Будущий леворадикальный политический истеблишмент. Наследники предательской элиты. Будущая предательская элита. Мы знаем, что люди в общем наследуют политические взгляды и влияние своих родителей, поэтому можно уверенно предположить, что дети элиты Рабочей партии в значительной массе сами станут ее опорой в будущем. Что ж, 70 из них уже не станут. Брейвик рассчитывал поймать более крупную дичь – бывшую премьера Брунтланн, но это сорвалось.

Следует отметить, что скандинавские политические традиции весьма любопытны и необычны. В отличие от США и некоторых других стран Европы, человек в Скандинавии относительно редко приходит в политику с улицы или из бизнеса. Скандинавские политики далеко не всегда имеют реальную профессию и реальный профессиональный опыт в обыденной жизни. Чаще всего, решение о политической карьере юноша или девушка принимает во время обучения в университете. Вначале он участвует в разного рода политических обществах, вращается вокруг действующих политиков локального, или, если повезет, регионального уровня, а потом, при должной сноровке и набравшись опыта, выдвигается сам в партийных списках. Таким образом, обычно политики в Скандинавии очень хорошо изолированы от реальности вокруг, и реальность достаточно редко вносит коррективы в подхваченную и закрепленную в ходе университетской марксистской индоктринации личную идеологию. Если учитывать, что профессия политика часто наследуется, то от реальности многие будущие леваки ограждены и дома. А поскольку либерал-марксисты не живут в соответствии со своей песней, предпочитая мультикультурным трущобам хорошо охраняемые общины с себе подобными и соответствующие школы для своих чад, то изоляция молодых умов часто бывает практически полной. Что не способствует критическому мышлению. Именно в этом лежит причина того, что, например, в Швеции, пришедшим с улицы и прошедшим через жесткий отбор политикам Шведской демократической партии (очень умеренным националистам и консерваторам, на последних выборах они набрали 4% и впервые попали в парламент ко всеобщему ужасу истеблишмента) совершенно без труда удается разбивать в пух и прах ведущих правящих политиков в ходе любых дебатов, ибо повторяемые в своих кругах пустые идеологические мантры не выдерживают столкновения с реальностью и ее носителями.

Итак, до сих пор предательские элиты Запада были надежно защищены от того мультикультурного хаоса, который они навязывают своим менее привелигированным соотечественникам. Они не испытывают страха, когда нужно пройти или проехать сквозь цветное гетто, не подвергаются разбоям, изнасилованиям и убийствам со стороны представителей столь обогащающих примитивную и пресную местную культуру народностей, им не надо конкурировать с демпирующими рынок труда и жилья иммигрантами. Наоборот, они наслаждаются защищенным бытом, престижным образованием и профессиями, прекрасными карьерами, уважением себе подобных. А недовольство белого плебса всегда можно выставить «расизмом» и «ксенофобией» ибо, к счастью, средства массовой информации тоже в их руках. А мышление на десятилетия вперед – и осознание того, что через 50-70 лет коренные народы во многих странах Европы станут меньшинством с очевидными для здравого ума последствиями в духе Косова - им не присуще. Почему так, откуда появилась эта предательская элита – об этом написаны тома и эту тему здесь затрагивать не стоит.

Но вот пришел Брейвик и впервые за последние 50 лет предательская элита заплатила за свое предательство – за продолжающийся геноцид коренных народов. Заплатила самую дорогую цену – жизнями своих драгоценных детей.

Конечно, любой террор преследует политические цели. Цель данного удара – показать элитам, что безнаказанно уничтожать свой народ через массовую иммиграцию инородцев, при этом хорошо живя, у них больше не получится. Что им теперь хорошо бы задуматься, а так ли выгодно, в конце концов, продолжать то, что они делают? Что, может быть, стоит притормозить? Впрочем, задуматься им придется лишь если другие «юстициары» вступят в игру. Если же нет, то акт Брейвика войдет в анналы истории примером бессмысленного кровопролития, агонизирующей судорогой умирающей цивилизации.

Здесь нужно упомянуть, что какими бы ужасными и аморальными нам не казались убийства подростков и детей, но подобные практики приминялись повсеместно и всегда, и, скорее всего, они будут применяться и в будущем. Примерами тому кишит Библия и хронологическая история. Да возьмите хотя бы нынешнюю войну в Ливии, где Западные средства массовой информации не могли скрыть радость в связи с убийством внуков и детей полковника Кадафи.

Последствия удара Брейвика будут разнообразными. Что касается самого «черного рыцаря», то он сознательно и добровольно сделал свой выбор. Он планирует использовать суд как трибуну для донесения своих взглядов до людей. Но скорее всего ему это не удастся. Суд будет закрытым.

Нас, однако, больше волнуют последствия на европейской политической сцене. Можно предвидеть, что по всей Европе начнут закручивать гайки, ужесточать законы, регламентирующие оборот оружия, вводить и усиливать цензуру в интернете и контроль над всеми людьми, мало-мальски связанными с правыми движениями. Вот в Германии уже официально решено отбирать детей у «нео-нацистов» за то, что те учат своих детей запрещенным вещам. Представьте себе – они будут отбирать детей за политические взгляды. Впрочем, Германия – исключительная страна. Другим замечательным примером ее исключительности является уголовная ответственность за домашнее обучение детей, за отказ отправлять детей в государственные школы. Я не знаю, отбирали ли детей у живых неблагонадежных родителей даже в пекле коммунистического ада в России двадцатых и тридцатых годов прошлого столетия. Наверное, нет. Тогда родителей таких детей просто убивали, а детей отправляли в специально предназначенные дял этого места. Что касается Германии, то поживем-увидим, но мой совет этим безумным либерал-нацистам был бы прост. Забирайте. И получите сто Брейвиков.

Ибо Брейвик – есть воплощение реакции народа на учиняемое над ним, народом, геноцидное насилие.

Холмогоров прав в том, что карту Брейвика сейчас попытаются разыграть все те, кто в то же самое время напрочь отказывается замечать бесчисленные бесчинства, ежедневно учиняемые иммигрантами из Третьего мира по всей Европе. Никто не спорит, что действия Брейвика способны поставить под удар успешное развитие европейских националистических партий, но минимизация такого ущерба является уже прямой профессиональной обязанностью конкретных политиков. Случившееся знаменательно тем, что оно является скорее всего первой ласточкой. До сих пор событий такого масштаба, напрямую ранящих элиту и заставляющих ее платить, со стороны представителя своего народа еще не было.

Однако, Холмогоров не прав в том, использование Брейвика в качестве очередного «гитлера» есть серьезный козырь в руках наших врагов. Это слабый козырь, он легко бьется. «Вы хуже Гитлера – вы почти как Брейвик!» - «Брейвик? Которого так достали мультикультурализм и ползучий геноцид своего народа, что он решил взять суд над предательскими элитами в свои руки? Пусть так.» Важно другое – то, чего Холмогорову заметить не удалось. Если теперь норвежский политик-культурный марксист будет рвать на груди рубашку, клянясь стоять грудью за лелеемые им идеалы «открытости» (массовой иммиграции) и демократии (государственного преследования инакомыслящих), но при подписании очередного документа, облегчающего ввоз в страну еще нескольких тысяч цветных и «беженцев», его рука дрогнет и ручка выпадет – ибо перед его внутренним взором волей-неволей предстанет сцена окровавленных тел его собственных детей – то тогда задачу Андерса Беринга Брейвика можно считать выполненной.


Related Posts

About author

Аватар пользователя admin