"Культура Критики": Введение к первому изданию. Часть 7
"Культура Критики": Введение к первому изданию. Часть 7
  • вс, 01/13/2013 - 00:40

Евреи и средства массовой информации: контролируя видение мира

Кевин Макдональд

Перевод Романа Фролова

От редактора - в Русском переводе "Культуры Критики" Кевина Макдональда отсутствует "Введение к первому изданию", содержащее много важной информации, представляющей значительный интерес для Русских читателей, и последняя, заключительная глава книги. Недостающие части будут переводиться и выкладываться по частям на нашем сайте.

Я уже отмечал, что еврейские движения, препятствующие европейскому доминированию в США, сконцентрировали свои усилия в трех критически важных сферах власти: в академическом мире информации в социальных и гуманитарных науках; в политическом мире, где решаются вопросы, касающиеся иммиграции и других этнических аспектов; и в средствах массовой информации, которые предлагают публике «способы видения мира». Содержание КК («Культуры Критики») фокусируется на первых двух источниках власти и уделяет мало внимания СМИ, за исключением тех случаев, когда медиа использовались для пропаганды еврейских интеллектуальных или политических движений, как это было с психоанализом. Недостаток внимания к влиянию средств массовой информации на культуру является значительным упущением КК. В данном разделе я предлагаю очень ограниченное и предварительное обсуждение этого вопроса.

По общему мнению, этнические евреи обладают могучим влиянием на американские медиа – значительно большим, чем влияние любой другой идентифицируемой группы. Масштаб еврейской собственности и контроля в популярных американских медиа представляется еще более поразительным, если учитывать относительно низкую долю евреев в населении (26). В опросе, проведенном в 1980-х, 60 процентов респондентов в репрезентативной выборке кинематографической элиты были полностью или частично еврейского происхождения (Powers et al. 1996). Майкл Медвед (1996, стр. 37) отмечает, что «не имеет смысла пытаться отрицать факт выдающегося положения и власти евреев в популярной культуре. Характерные еврейские имена будут преобладать в любом списке наиболее влиятельных продюсеров и менеджеров любой из крупнейших студий. Выдающаяся роль евреев очевидна любому, кто следит за новостями из Тинзель-тауна или даже просто утруждает себя чтением экранных титров после крупных фильмов и телевизионных шоу.»

Хотя собственники различных СМИ постоянно меняются, нижеследующие факты являются достаточно аккуратным описанием кому из этнических евреев в настоящее время принадлежат крупнейшие американские СМИ:

Крупнейшая в мире медиа-компания была недавно сформирована через слияние America On Line и Time Warner. Джеральд М. Левин, бывший шеф Time Warner, стал генеральным директором новой корпорации. AOL-Time Warner владеет активами в телевидении (т. е. Home Box Office, CNN, Turner Broadcasting), музыке (Warner Music), киноиндустрии (Warner Brothers Studio, Castle Rock Entertainment, and New Line Cinema), и издательском бизнесе (Time, Sports Illustrated, People, Fortune).

Вторая крупнейшая медиа компания – это Walt Disney Company, возглавляемая Майклом Эйснером. Ей принадлежат активы в киноиндустрии (Walt Disney Motion Pictures Group, при Walt Disney Studios, включающая Walt Disney Pictures, Touch-stone Pictures, Hollywood Pictures, Caravan Pictures, Miramax Films); телевидении (Capital Cities/ABC [владелец телевизионной сети ABC], Walt Disney Television, Touchstone Television, Buena Vista Television, ESPN, Lifetime, A&E Television сети) и кабельных сетях, обслуживающих более 100 миллионов абонентов; радио (ABC Radio Network с более чем 3,400 зависимыми компаниями, ей принадлежат 26 станций в крупнейших городах); и прессе (семь ежедневных газет, Fairchild Publications [Women’s Wear Daily], и Diversified Publishing Group).

Третьей крупнейшей компанией является Viacom, Inc., возглавляемая Саммером Редстоуном, тоже евреем. Viacom владеет активами в киноиндустрии (Paramount Pictures); радиовещании (the CBS TV network; MTV [особенный объект критики со стороны культурных консерваторов], VH-1, Nickelodeon, Showtime, National Network, Black Entertainment Television, 13 телевизионными станциями; вещающими для трех телевизионных сетей); издательском деле (Simon & Schus-ter, Scribner, The Free Press, и Pocket Books), аренде видео (Blockbuster); Viacom также вовлечен в спутниковое вещание, тематические парки и индустрию видео игр.

Эдгар Бронфман, младший, сын Эдгара Бронфмана, старшего, и президент Мирового Еврейского Конгресса является еще одним из основных игроков в медиа-индустрии и наследником спиртоводочной империи Сиграм. До слияния с французской компанией Vivendi в декабре 2000 года, Бронфман возглавлял Universal Studios, одну из крупнейших киностудий, и Universal Music Group, крупнейшую в мире музыкальную компанию (включающую Polygram, Interscope Records, Island/Def Jam, Motown, Geffen/DGC Records). После слияния, Бронфман стал исполнительным вице-президентом новой компании, Vivendi Universal, а семья Бронфманов и приближенные организации стали ее крупнейшими акционерами (27). Эдгар Бронфман, старший, является одним из директоров новой компании. Недавно Эдгар Бронфман оставил свой пост в Vivendi, которая слилась с USA Network Барри Диллера. Диллер, выдающаяся голливудская фигура и ментор многих других могущественных голливудских персон (Майкл Эйснер, Джеффри Каценберг), будет управлять медиа-деятельностью новой компании.

Перечень других крупных телевизионных компаний, принадлежащих евреям, включает New World Entertainment (владелец – Рональд Перельман, ему также принадлежит Revlon cosmetics), и DreamWorks SKG (владельцы – кинодиректор Стивен Спилберг, бывший председатель Disney Pictures Джеффри Каценберг, и звукозаписывающий магнат Дэвид Геффрен). DreamWorks SKG производит фильмы, мультфильмы, телевизионные программы и записывает музыку. Спилберг также является еврейским этническим активистом. После создания «Списка Шиндлера», Спилберг, при помощи гранта от Конгресса США, создал Фонд Переживших Холокост. Он помогал финансировать защиту профессора Деборы Липштадт в ходе тяжбы по обвинению в клевете, выдвинутым британским военным историком и ревизионистом Холокоста Дэвидом Ирвингом.

В мире печатных медиа, медиа-империя Ньюхаусов владеет 26 ежедневными газетами, включая несколько крупных и важных, таких как кливлендский Plain Dealer, нью-арковский Star-Ledger, и ново-орлеанский Times-Picayune; ей же принадлежит Newhouse Broadcasting, состоящий из 12 передающих телевизионных станций и 87 систем кабельного телевидения, в число которых входят некоторые из крупнейших в стране кабельных сетей; воскресное приложение Parade с еженедельным тиражом 22 миллиона; более двух десятков крупнейших журналов, включая New Yorker, Vogue, Mademoiselle, Glamour, Vanity Fair, Bride’s, Gentlemen’s Quarterly, Self, House & Garden и все остальные журналы полностью находящейся у них же в собственности Conde Nast group. Общественно-политический журнал U.S. News & World Report, с еженедельной циркуляцией в 2.3 миллиона экземпляров, принадлежит и публикуется Мортимером Б. Цукерманом. Цукерману также принадлежит нью-йоркский таблоид Daily News, шестая крупнейшая национальная газета, а раньше ему принадлежал Atlantic Monthly. Цукерман является еврейским этническим активистом. Недавно он был избран председателем Конференции Президентов Крупнейших Американских Еврейских Организаций, зонтичной организации для крупнейших еврейских организаций в Америке (28). Колонка Цукермана в U.S. News и World Report регулярно защищает Израиль и способствовала возрождению Американо-Израильской Лиги Дружбы, в которой он является президентом (29).

Еще одним еврейским активистом, занимающим выдающееся место в американских медиа, является Мартин Перец, с 1974 года владелец The New Republic (TNR). В течение всей своей карьеры, Перец был преданным борцом за еврейские интересы и пламенным защитником Израиля. В ходе Арабо-израильской войны 1967 года, он заявил Генри Киссинжеру, что его «миролюбие заканчивается на пороге гастронома», и многие его сотрудники опасались, что формат освещения всех вопросов будет зависеть от того, «хорошо ли это для евреев» (Alterman 1992, стр. 185, 186). И на самом деле, одному из редакторов было дано указание получать материал для передовиц TNR напрямую из израильского посольства. «Недостаточно просто сказать, что владелец TNR одержим Израилем, – в этом он признается сам. Более важно то, что Перец одержим критиками Израиля, и теми, кто мог бы стать критиками Израиля, и людьми, никогда не слышавшими об Израиле, но которые в один прекрасный день могли бы встретить человека, который однажды мог бы стать таким критиком» (Alterman 1992, стр. 195).

Wall Street Journal является самой крупной американской ежедневной газетой. Он принадлежит нью-йоркской корпорации Jones & Company, Inc., которая также публикует 24 другие ежедневные газеты и еженедельный финансовый бюллетень Barron’s. Председатель и генеральный директор Barron’s – Питер Р. Канн. Канн также является председателем и издателем Wall Street Journal.

Семье Сульзбергер принадлежит корпорация New York Times Co., владеющая 33 другими газетами, включая Boston Globe. Ей также принадлежат 12 журналов (в том числе McCall’s и Family Circle, каждый с тиражом более чем 5 миллионов экземпляров), 7 станций теле- и радиовещания, система кабельного телевидения и три книгоиздательских компании. Новостной сервис при New York Times снабжает новостями, аналитикой и фотографиями из New York Times 506 других газет, информационных агентств и журналов.

Особенно интересным представляется то, что New York Times, наиболее влиятельная газета США с начала 20-го века, принадлежит евреям. Как отмечается в недавней книге о семье Сульзбергер (Tifft & Jones 1999), уже в то время евреи владели несколькими газетами, например, New York World (контролируемая Джозефом Пулитцером), Times-Herald и Evening Post (контролируемые Х. Х. Колсаат), и New York Post (контролируемая семьей Якоба Шиффа). Адольф Окс приобрел New York Times в 1896 году при поддержке нескольких еврейских бизнесменов, таких как Исидор Страус (совладелец сети универмагов «Мэйси») и Якоб Шифф (удачливый инвестиционный банкир и одновременно еврейский этнический активист). «Шифф и другие выдающиеся евреи как... Страус недвусмысленно дали понять, что они заинтересованны в успехе Адольфа, ибо они верят, что он «может принести великую пользу для общееврейского дела»» (Tifft & Jones 1999, стр. 37–38). Раввин Айзек Мэйер Вайз, основатель Реформистского иудаизма в Соединенных Штатах, был тестем Окса.

Из этой модели собственности в средствах массовой информации есть несколько исключений, но даже и в таких случаях этнические евреи находятся на основных административных позициях (30). Например, News Corporation Руперта Мурдока владеет Fox Television Network, 20th Century Fox Films, Fox 2000, и New York Post. Барри Диллер запустил Fox Television Network, а Питер Чернин в настоящее время является президентом и генеральным директором всей Fox Group, включающей все кинематографические, телевизионные и издательские операции News Corporation в Соединенных Штатах. Мурдок является убежденным филосемитом и глубоко предан Израилю, что по-меньшей мере отчасти вызвано его близкими и давними отношениями с Леонардом Гольденсоном, основателем American Broadcasting Company. (Гольденсон был крупной фигурой еврейского истэблишмента в Нью-Йорке и искренним сторонником Израиля.) Все публикации Мурдока по сути являются сильно про-израильскими, как, например, The Weekly Standard, главный журнал неоконсерваторов под редакцией Уильяма Кристола.

«Мурдок... как издатель и главный редактор New York Post, имел большую еврейскую аудиторию, даже несколько большую, чем и в прошлом, когда он заведовал журналами New York и The Village Voice. Он не только унаследовал преобладающе-еврейскую читательскую аудиторию от своего предшественника, но и рекламодатели Post в настоящее время в основном являются евреями. Большинство ближайших друзей и бизнес-советников Мурдока были богатыми, влиятельными нью-йоркскими евреями, чрезвычайно активно поддерживающими Израиль по всем вопросам. И сам он до сих пор испытывает независимую и глубокую симпатию к Израилю – чувство, происходящее из его персональной идентификации с еврейским государством еще со времен обучения в Оксфорде.» (Kiernan 1986, стр. 261)

Мурдок также культивировал близкие отношения с несколькими другими выдающимися еврейскими фигурами в истэблишменте Нью-Йорка, включая адвоката Говарда Сквадрона, одно время бывшего президентом АЕКонгресса и главой Конференции Президентов Крупнейших Американских Еврейских Организаций, и инвестиционного банкира Стэнли Шумана.

Еще одним исключением является NBC, принадлежащая корпорации General Electric. Однако, президентом NBC является Эндрю Лак, а президентом NBC News – Нил Шапиро, оба – евреи. Далее, издательская группа Bertelsmann – базирующаяся в Германии компания – крупнейший в мире издатель книг по бизнесу; ей также принадлежат журналы, газеты и звукозаписывающие компании. По большей части, влияние Bertelsmann не распространяется на Соединенные Штаты, хотя недавно она и приобрела американскую издательскую компанию Random House Publishing Company.

Даже принимая во внимание все исключения, ясно, что евреи занимают очень могущественную позицию в американских медиа, позицию, несравнимо более сильную и влиятельную, чем власть любой другой расовой или этнической группы. Феноменальная концентрация влияния на СМИ в руках евреев представляется еще более экстраординарной, если учитывать, что евреи составляют примерно 2.5% от населения США. Если считать процент евреев в американской медиа-элите равным 59% (Lichter et al. 1983, стр. 55) – что в наше время скорее всего является недооценкой, то получается, что евреи более чем в 20 раз чаще встречаются в этих кругах, чем по стране в среднем. Вероятность того, что экстраординарная величина подобного порядка могла возникнуть случайно, практически равна нулю. Бен Стейн, отмечая, что евреи занимают примерно 60% верхних позиций в Голливуде, спрашивает «Евреи заправляют Голливудом? Держу пари, что да – ну и что с того?» (31). Влияет ли на конечный продукт медиа тот факт, что они принадлежат и контролируются евреями? Здесь я пытаюсь показать, что мнения и настроения, предпочитаемые средствами массовой информации, являются теми же самыми, что преобладают в широкой еврейской среде, и что медиа имеют тенденцию продвигать положительные образы евреев и негативные образы традиционной американской и христианской культуры.

Как на это обращают внимание многие исследователи, медиа становятся все более важным источником культуры (в т. ч. Powers et al. 1996, стр. 2). До 20-го века основными источниками культуры были религиозные, военные и экономические институты. В течение 20-го столетия важность этих общественных институтов постепенно уменьшалось, а влияние СМИ росло (для ознакомления с историей этой трансформации в армии, см. Bendersky 2000). И несомненно, что медиа пытаются формировать настроение и мнение аудитории (Powers et al. 1996, стр. 2–3). Значительная доля продолжающейся культуры критики происходит из крайне негативного отношения медиа-элиты к традиционной западной культуре. Западная цивилизация изображается в СМИ как несостоятельная, умирающая культура, ну а в худших случаях она попросту представляется нездоровой и порочной по сравнению с остальными (Powers et al. 1996, стр. 211). Эти взгляды были общепринятыми в Голливуде еще задолго до культурной революции 1960-х, но они не получали распространения в СМИ из-за влияния не-еврейских культурных консерваторов.

Пожалуй, наиболее важным вопросом, который отстаивали евреи и еврейские организации, является культурный плюрализм – то есть идея, что Соединенные Штаты обязаны быть этнически и культурно неоднородными. Как описывается в КК, еврейские организации и еврейские интеллектуальные движения использовали множество методов в борьбе за господство идеи культурного плюрализма, но, что наиболее важно, все они были могущественными и эффективными сторонниками открытой иммиграционной политики. В этом направлении СМИ оказывали им всевозможную поддержку, изображая культурный плюрализм почти исключительно в положительном свете, вещая о легкости его реализации и его моральном превосходстве над однородной христианской культурой, главным источником которой являются белые не-евреи. Характеры, противостоящие культурному плюрализму, изображаются как глупцы и мракобесы (Lichter et al. 1994, стр. 251), классическим примером чего является персонаж Арчи Банкер в телесериале Нормана Лира «Такая разная семья», а любые отклонения от расовой и этнической гармонии рисуются исключительно как результат белого расизма (Powers et al. 1996, стр. 173).

Поскольку евреи обладают решающим влиянием на телевидение и кинофильмы, неудивительно, что в фильмах они изображаются исключительно в положительном свете. Выпущено большое число откровенно еврейских фильмов и телевизионных шоу с отчетливо-еврейской тематикой. Голливуд играет важную роль в стимулировании «индустрии Холокоста» - с помощью таких фильмов как «Список Шиндлера» Спилберга (1993) или телевизионный мини-сериал «Холокост» (1978), написанный Джеральдом Грином, режиссированный Марвином Хомски, и поставленный Хербертом Бродкиным и Робертом Бергером. Оба этих фильма щедро пропагандировались еврейскими группами. Пропаганда «Холокоста» в 1978 году была весьма примечательной (Novick 1999, стр. 210). С этой целью АДЛ распространила 10 миллионов экземпляров своего 16-страничного таблоида The Record. Для того, чтобы сериализовать в прессе основанный на сценарии фильма роман со специальными информационными вставками о Холокосте, еврейские организации оказывали давление на крупнейшие газеты. The Chicago Sun-Times распространила сотни тысяч копий номеров с такими вставками в местных школах. АЕКомитет при содействии NBC, распространил миллионы копий информационных гидов для зрителей; журналы для учителей публиковали другие обучающие материалы, связанные с сериалом, так чтобы учителя могли без труда обсуждать события из фильма во время школьных занятий. Еврейские организации сотрудничали с Национальным Комитетом Церквей при подготовке других пропагандистских и обучающих материалов и организовывали предварительные просмотры для религиозных лидеров. День, когда начался показ мини-сериала, был назван «воскресеньем Холокоста»; в этот день по всей стране были запланированы разнообразные активистские программы; так, Национальный Комитет Церквей распространял желтые звезды для ношения в этот день. Учебные же пособия для еврейских детей изображали Холокост как результат христианского антисемитизма. При этом тот же материал осуждал евреев, не имеющих выраженной еврейской идентичности. Столь массивная пропаганда преуспела в достижении многих из своих целей: внедрении учебных программ по изучению Холокоста во многих штатах и муниципалитетах, инициации процессов, приведших к основанию Национального Мемориального Музея Холокоста, и большого всплеска поддержки Израиля среди американской публики.

В общем, телевидение преподносит еврейские темы «с уважением, относительной глубиной, любовью и добрыми намерениями, а еврейские персонажи в этих шоу, которых всех до единого, конечно, играют еврейские актеры, - изображаются глубоко вовлеченными в свой иудаизм» (Pearl & Pearl 1999, стр. 5). Например, сериал «Такая разная семья» (и его продолжение, «Домик Арчи Бункера») не просто изображал белых европейцев из рабочего класса как глупцов и мракобесов, но и преподносил еврейские темы в очень положительном свете. К концу 12-го года сериала даже архивраг Арчи Бункер воспитывал еврейского ребенка в своем доме, подружился с негром-евреем (намек – иудаизм не имеет этнической подоплеки), занимался бизнесом с компаньоном-евреем, стал членом синагоги, произнес хвалебную речь в честь своего близкого друга во время еврейских похорон, проводил в своем доме Субботний обед, участвовал в церемонии бат-мицва, и присоединился к группе, занимающейся борьбой с вандализмом против синагоги. Эти шоу, поставленные либеральным политическим активистом Норманом Лиром, являются примером общей тенденции телевидения изображать не-евреев, принимающих участие в еврейских ритуалах и при этом «понимающих, наслаждающихся и обучающихся. Частое обращение к этим темам и демонстрация активного участия не-евреев в еврейских церемониях имеют целью подчеркнуть идею, что все эти вещи являются нормой американской жизни» (Pearl & Pearl 1999, стр. 16). Еврейские ритуалы преподносятся как «приятные и возвышающие, наделяющие участников силой, гармонией, чувством удовлетворенности и конгруэнтности» (стр. 62).

Телевидение преподносит еврейские темы в контексте, который соответствует мировоззрению крупнейших еврейских организаций. Телевидение «неизменно описывает антисемитизм как безобразное, отвратительное явление, с которым необходимо сражаться в каждом конкретном случае» (стр. 103). Антисемитизм представляется явлением метафизическим и не поддающимся анализу. Никогда не предлагается никаких рациональных объяснений антисемитизму, он изображается абсолютным, иррациональным злом. Положительные популярные актеры, такие как Мэри Тайлер Мур, зачастую руководят борьбой с антисемитизмом – модель, схожая с отмеченной в КК – когда не-евреи становятся голосом доминируемых евреями движений. В этом также содержится намек на то, что антисемитизм должен вызывать серьезную озабоченность всего общества.

В отношении Израиля, «в целом, популярное телевидение транслирует тот факт, что Израиль – это еврейское отечество, с которым у евреев Диаспоры есть сильная эмоциональная связь, что Израиль существует в условиях непрерывной опасности со стороны окружающих его врагов, и что в силу непрестанной борьбы за выживание, Израиль иногда вынужден прибегать к экстраординарным (и иногда жульническим) мерам в сферах безопасности и разведки» (Pearl & Pearl 1999, стр. 173). Не-евреи изображаются как испытывающие глубокое восхищение и уважение в отношении Израиля, его героизма и достижений. Израиль представляется как приют для переживших Холокост, а христиане иногда рисуются как имеющие моральный долг перед Израилем за Холокост.

В кинофильмах, одной из распространенных тем стал образ еврея, приходящего на помощь не-евреям, как, например, в фильме «День независимости», где Джефф Гольдблюм играет «мозговитого еврея», спасающего мир, или в фильме «Обычные люди», где Джуд Хирш играет еврейского психиатра, спасающего нервную протестантскую семью (Bernheimer 1998, стр. 125–126). Фильм «Семейные ценности Аддамсов», обсуждаемый в КК (Глава 1), также иллюстрирует этот жанр. Бернхеймер (1998, стр. 162) отмечает, что «во многих фильмах еврей изображается в качестве морального образца для подражания, воплощения культурного идеала, возвышающего, наставляющего и облагораживащего не-еврея.» Как обсуждается в КК, тема «евреи на помощь!» также отслеживается в психоанализе и еврейском левацком радикализме: евреи-психоаналитики излечивают не-евреев от неврозов, а радикальные евреи спасают мир от зла капитализма.

С другой стороны, христианство обычно изображается как зло, вплоть до изображения христиан в качестве психопатов. Майкл Медвед описывает безостановочные атаки Голливуда в последнее время на традиционную американскую семью, патриотизм, и традиционные сексуальные нравы – голливудскую версию культуры критики. Но наиболее очевидным фокусом атаки является христианство:

«В продолжающейся войне против традиционных ценностей, наступление на организованную религиозную веру является тем фронтом, которому индустрия развлечений посвятила себя наиболее откровенно. Нет ни одной другой темы, в отношении которой настолько сильно различались бы перспективы элиты шоу-бизнеса и публики. Снова и снова, продюсеры выходят из себя, изобретая новые способы, чтобы оскорбить религиозную чувствительность обычных американцев.» (Medved 1992, стр. 50) (32).

Медведу не удается найти ни одного фильма, выпущенного с середины 1970-х, в котором христианство изображалось бы в позитивном свете, за исключением нескольких фильмов, где оно представляется как анахронизм, историческая реликвия или же как музейный экспонат. С другой стороны, примеры отрицательного изображения христианства весьма многочисленны. Например, в фильме «Монсеньер» (1982) католический священник совершает практически каждое вообразимое преступление, от совращения очаровательной монахини до участия в ее смерти. В «Агнессе Божьей» (1985), психически-нездоровая монахиня рожает ребенка в женском монастыре, убивает его, и смывает крохотный окровавленный труп в унитаз. В голливудских фильмах также можно обнаружить множество изощренных анти-христианских сцен, как например, когда директор Роб Рейнер несколько раз фокусирует камеру на маленьких золотых крестиках Кэти Бэйтс, садистической злодейки из «Мизери».

Еще одна тенденция в медиа - это изображение маленьких городков как заполненных мракобесами и антисемитами. Медиа-комментатор Бен Стейн так говорит о враждебности медиа в отношении провинциальной Америки:

«Типичный голливудский писатель ... этнически происходит из одного из крупных городов на Восточном побережье – обычно Бруклина [т. е. еврейского происхождения]. Ему с детства внушали, что люди в маленьких городках ненавидят его, отличаются от него, и собираются добраться до него [т. е. обитатели маленьких городков - антисемиты]. В итоге, когда он получает свой шанс, он нападает на маленькие городки на телевидении или в кинофильмах... Телевизионные шоу и фильмы не говорят нам о том, что «есть на самом деле»; вместо этого, они внедряют в наше сознание точку зрения маленькой и чрезвычайно могущественной части американского интеллектуального общества – тех, кто пишет сценарии для массовых видео-медиа... Из этого следует нечто крайне необычное и замечательное. Национальная культура ведет войну против образа жизни, который до сих пор является чрезвычайно привлекательным и широкораспространенным в этой же стране... Чувство привязанности и любви к маленьким городкам глубоко укоренены в сознании Америки, а стиль жизни в провинции высоко ценится миллионами людей... Но в массовой культуре страны, ненависть к маленьким городкам ежедневно выплевывается на экраны телевизоров и кинотеатров... Телевидение и кино по сути являются народной культурой Америки, но они не передают ничего, кроме презрения к образу жизни очень большой части народа... Людям сегодня внушают, что их культура в корне больная, насильственная, и беззаконная, и эти послания с экранов отнюдь не способствуют уверенности в будущем этой культуры. Это также заставляет людей испытывать стыд за свою страну и верить, что если их общество находится в упадке, то оно того заслуживает.» (Stein 1976, стр. 22).

Вышеприведенная цитата является хорошим примером того, насколько процессы социальной идентификации важны как для еврейских настроений в отношении не-евреев, так и для настроений не-евреев по отношению к евреям: внешние группы изображаются негативно, в то время как внутренние группы представляются в позитивном свете (см. в различных местах КК и MacDonald 1998a, Глава 1).

Безусловно, влияние на СМИ решительно влияет на то, как изображается Израиль – эта тема является основной в «Индустрии Холокоста» Финкельштейна (2000). Ари Шавит, израильский колумнист, так описывает свои чувства в отношении убийств сотен мирных жителей в израильской военной вылазке в южном Ливане в 1996 году: «Мы убивали их с чувством некой наивной гордыни. Мы испытывали абсолютную уверенность, что теперь, когда Белый Дом, Сенат, и большая часть американских медиа находятся в наших руках, жизни других значат гораздо меньше, чем наши» (33). Избрание Ариэля Шарона премьер-министром Израиля является еще одной иллюстрацией контрастов. Реакция СМИ на Шарона была несравнимо меньше, чем на ситуацию в Австрии, когда Партия Свободы Йорга Хайдера выиграла достаточно мест в парламенте для участия в австрийском правительстве. Несколько стран, включая Израиль, отозвали своих послов в ответ на избрание Хайдера. Политики по всему миру осудили Австрию и объявили, что они не собираются выносить участие Хайдера в австрийском правительстве в какой-либо форме. Возникла угроза торговых эмбарго против Австрии. Причина всего этого происходила из высказывания Хайдера, что на стороне Германии во Второй мировой войне сражались и порядочные люди, в том числе и в СС. Он также сказал, что некоторые из экономических политик Гитлера в 1930-х были вполне разумными. И он призвал прекратить иммиграцию в Австрию. Хайдер позже извинился за свои слова, но электоральный успех его партии привел к остракизму Австрии и непрекращающимся атакам встревоженных медиа против него лично.

Теперь сравните это с реакцией прессы на избрание Ариэля Шарона премьер-министром Израиля в 2001. Шарон был министром обороны Израиля в сентябре 1982 во время истребления от 700 до 2000 палестинцев, включая женщин и детей в лагерях беженцев в Сабре и Шатиле поблизости от Бейрута в Ливане. Журналист New York Times Томас Фридман видел «группы молодых людей двадцати-тридцати лет, которых выстраивали вдоль стен со связанными руками и ногами и затем расстреливали в гангстерском стиле» (34). Были записаны радиопереговоры израильских военных в которых они говорили о проведении «зачисток» в лагерях беженцев. Хотя собственно убийства выполнялись ливанскими христианами, поддерживаемыми Израилем, израильская армия полностью блокировала лагеря в течение двух дней пока происходили убийства. В заключении коммиссии Кагана, израильской коммиссии по расследованию инцидента, утверждается, что Шарон был косвенно ответственным за побоище. Коммиссия напрямую заявила, что Шарон несет на себе личную ответственность (35).

Реакцию американских медиа на избрание Шарона можно назвать в лучшем случае приглушенной. Никто не угрожал торговыми эмбарго и ни один посол не был отозван. Los Angeles Times послушно напечатала колонку, где Шарон был изображен как человек «усвоивший урок своих прошлых ошибок» (36). В июне 2001-го в Бельгии, на основании свидетельских показаний выживших в том побоище, Шарону было предъявлено обвинение в военных преступлениях. (Маловероятно, что Шарон будет признан виновным, в том числе и потому, что два важных свидетеля были недавно убиты при подозрительных обстоятельствах, что указывает на возможную связь с Моссадом. См. Agence France Presse от 24 января 2002 года.) Также заслуживает внимания и то, что Рехавам Зееви, близкая к Шарону фигура и министр туризма Израиля, и одновременно член могущественного Совета Безопасности вплоть до его убийства в октябре 2001 года, называл палестинцев «вшами» и выступал за их изгнание с территорий, контролируемых Израилем. Зееви сказал, что палестинцы живут в Израиле нелегально и что «Мы должны избавиться от тех, кто не является гражданами Израиля тем же способом, как избавляются от вшей. Мы должны остановить распространение этого рака в нашем теле» (37).

Как еще один пример огромного еврейского влияния на медиа США, Эрик Альтерман отмечает, что «в большей части мира доминирует палестинский нарратив как хроника обездоленного народа. В Соединенных Штатах же, наоборот, в дискурсе преобладает точка зрения Израиля как демократии под постоянной осадой». (Е. Альтерман, «Непримиримые враги, враждующие нарративы: В то время как большая часть мира видит ближневосточный конфликт через палестинские глаза, в Америке превалирует израильская поизция»; http://www.msnbc.com/news/730905.asp; 28 марта, 2002). Критически-важным источником поддержки Израиля является армия профессиональных аналитиков и комментаторов, «на безусловную и рефлекторную поддержку которых можно всегда положиться». Альтерман перечисляет 60 выдающихся медиа-фигур из этого лагеря (в том числе и длинный список еврейский авторов: Вилльям Сафир, А. М. Розенталь, Чарльз Краутхаммер, Мартин Перец, Дэниел Пайпс, Андрэ Пейзер, Дик Моррис, Лоренс Каплан, Вилльям Кристол, Роберт Каган, Мортимер Цукерман, Дэвид Гелертнер, Джефф Якоби, Сет Липски, Ирвинг Кристол, Бен Ваттенберг, Лоренс Кудлоу, Алан Дершовиц, Дэвид Хоровиц, Якоб Хейлбрун, Майкл Лидин, Ури Дэн, Пол Гринберг). Эти писатели обладают доступом практически ко всем крупнейшим медиа в Соединенных Штатах.

Сравните это с намного меньшей группой из пяти колумнистов, которые «скорее всего будут представлять анти-израильский и/или про-палестинский нарратив, невзирая на обстоятельства». Это – Патрик Бьюкенен, Кристофер Хитченс, Эдвард Сэйд, Александр Кокберн и Роберт Новак. Трое из них связаны с крайне-левым журналом The Nation (Кокберн, Хитченс, Сэйд), и лишь Новак в настоящее время аффилиирован с крупной медиа-организацией (The Washington Post).

Альтерман обращает внимание на еще одну небольшую группу, в которую он включил тех комментаторов, которые «склонны критиковать как Израиль, так и палестинцев, но рассматривают себя сторонниками Израиля, всегда в конечном итоге соглашаясь с приоритетом безопасности Израиля над правами палестинцев»; эта группа включает в себя редакторские советы The New York Times и The Washington Post. Еще один комментатор, кого следовало бы включить в промежуточную категорию – это Майкл Линд, написавший следующее в колонке Newsweek International (http://www.msnbc.com/news/731882.asp, 3апреля 2002):

«То, что в Соединенных Штатах успешно выдается за сбалансированный подход, не только на Ближнем Востоке, но и в Европе и по всему миру воспринимается как безусловная поддержка Америкой бандитской тактики Израиля... Вот уже больше декады, политика США в отношении Израиля в равной мере диктовалась как геостратегическими соображениями, так и внутренней политикой: про-израильское лобби является самым могущественным лобби в Вашингтоне. Эта поддержка Израиля – независимо от реального наполнения его политики – фактически предоставила крайне правым Израиля карт-бланш на использование самых варварских методов притеснения палестинцев, и даже своих собственных граждан-арабов. Хотя это редко отмечается в американских медиа, но Израиль оккупирует палестинские земли вот уже на протяжении 35 лет, брутально властвуя над 3 миллионами бесправных палестинцев».

Сложно сомневаться в том, что про-израильская перспектива, доминирующая в медиа-дискурсе Соединенных Штатов, происходит из влияния евреев на СМИ. Однако весьма интересно, что в первой категории пандитов очень много не-евреев, которые рефлекторно и безусловно поддерживают Израиль. В их число входят Джордж Уилл, Вилльям Беннетт, Эндрю Салливан, Аллан Кейс, Брит Хьюм, Билл Орейли, Майкл Барон, Энн Култье, Линда Чавес и Раш Лимбо. Тот факт, что рефлекторная поддержка Израиля не характерна для не-евреев в других обществах с меньшим еврейским влиянием на медиа, наводит на мысль, что такая поддержка Израиля является критическим лакмусовым тестом приемлимости крупнейшими медиа США – что потенциальные пандиты «зарабатывают свое влияние и возможность быть услышанными», демонстрируя свою ревностную приверженность Израилю (и, можно полагать, другим еврейским темам, таким как иммиграция; ни один из этих комментаторов не был замечен в критике массовой не-европейской иммиграции в страны Запада). В конце концов, некритическая, рефлекторная поддержка чего-либо - это весьма редкий феномен, и нам известно, что медиа в других странах не настолько односторонни. Таким образом, очень сложно представить, что колоссальное предпочтение всего израильского является случайным результатом совпадения индивидуальных настроений столь многих неординарных личностей при отсутствии некоего массивного селекционного фактора. И неоспоримо, что, хотя евреи из первого списка просто продвигают свои этнические интересы, не-евреи, играя свои роли по поддержке Израиля, превосходно продвигают свои карьеры. То, что такой лакмусовый тест действительно существует, подтверждается, например, изгнанием Джо Собрана из National Review после того, как он осмелился заявить, что внешняя политика США не должна диктоваться интересами Израиля – событие, сопровождавшееся обвинениями Собрана в «антисемитизме» со стороны Нормана Подгореца (см. Buckley 1992; Podhoretz, 1986).


Related Posts

About author

Аватар пользователя admin